Поднимаясь по лестнице

В одном из офисов Сысерти

В одном из офисов Сысерти

В одном из офисов Сысерти.
Поднимаясь по лестнице, она думала, что возможно это их последняя встреча. Но в глубине души она не верила в это. Он не отпустит ее просто так, он ее найдет, он сделает так, что они еще увидятся и не раз… Что будет дальше? Неизвестно, но сейчас они не могут расстаться, между ними какая-то напряженность и недосказанность, она чувствовала это. Еще ее влекло к нему, но она не могла назвать это чувство громким словом Любовь. Она могла в своем воображении представить их парой, но он не соответствовал образу, который она нарисовала для кандидата на место своего парня. Он заставлял ее испытывать неприятные чувства, сердиться, расстраивал ее тем, что давал ей понять, что она для него такая же, как все остальные, ничем не лучше, и даже немного в каких-то моментах хуже других. Но почему-то ей казалось, что он делает это специально. Нет, она для него особенная. Он думал, что обманул ее, но человек не робот и не может себя постоянно контролировать. Один его взгляд рассказал ей больше, чем все вербальные посылы в ее сторону. Взгляд, который она случайно поймала, когда она искала ошибку в отчете, который он принес ей после проверки. Он подошел со свойственным в общении с ней высокомерным видом и молча подал отчет. На ее вопросительный взгляд он лишь ответил, что при подготовке отчета надо думать головой, а не сидеть в интернет-магазинах в поисках нового платья.
Он напомнил ей о досадном инциденте, когда она была застигнута врасплох перед монитором компьютера с открытыми страницами каталога женской одежды. Она закрывала одну вкладку, но как назло всплывала другая, все это было проделано под его презрительным взглядом, он ничего ей тогда не сказал, а дождавшись, когда на рабочем столе появится окно их рабочей программы, просто отошел молча и направился к ее коллеге с персональным заданием, дав ей понять, что она не удостоилась этой чести. Чувствовала она себя уличенной в чем-то постыдном и она не могла понять, почему Николай Николаевич просто бы посмеялся над этим вместе с ней, а он заставляет ее испытывать такие негативные эмоции, стыд и досаду…
Эта история пронеслась перед ее глазами, заставляя ее краснеть. Тут в ней заговорило чувство собственного достоинства, она подняла голову и с вызовом заявила:
-хорошо, я после обеда посмотрю и исправлю все.
-сейчас — сказал он.
-нет, сейчас мне нужно срочно выписать для Марьи Ивановны показатели за прошлый год, — ей нравилось перечить ему и ей это позволялось, но, видимо, не сегодня.
-сейчас. — спокойно и категорично повторил он.
Она почти вырвала файл с отчетом из его рук и уселась за компьютер с недовольным видом. Спрашивать, в чем ошибка, она посчитала выше своего достоинства, и принялась штудировать информацию. Где она там могла напортачить… Наверняка, по невнимательности ошиблась в цифрах. Недовольство на ее лице сменилось свойственным ей доброжелательным выражением.
На какое-то время она будто забыла, что он ожидает, и увлеченно работала. Обнаружив ошибку, которую невозможно было не заметить, прочитай она этот отчет после его составления хотя бы раз, и исправив ее, она отправила новый документ на печать. Вдруг ей стало любопытно посмотреть на его выражение лица. Она ожидала увидеть его либо деланно безразличным, либо рассерженным от того, что она так долго копается. Но то, что она увидела, смутило ее. Еще краем глаза она увидела, что он внимательно на нее смотрит. «значит, все-таки рассерженный,» — успело промелькнуть у нее в голове. Но когда она повернулась к нему, она увидела, что он пристально смотрит ей в глаза. Он смотрел на нее так, как никогда раньше… он мог смотреть на нее как угодно — сердито, хмуро, с усмешкой, строго, равнодушно, но не ТАК. Она не могла сказать, что в этом взгляде была нежность или что-то в этом роде, нет, но что тогда? Какое-то мгновение она ждала, что он отомрет и скажет, что-нибудь ехидное, но пауза затягивалась, он продолжал смотреть, смущая ее все больше. Он смотрел на нее и только на нее, он не замечал, что происходит вокруг, что эта ситуация уже стала неловкой. В какой-то момент она не выдержала: «Что?», проговорила она, как будто защищаясь или оправдываясь. Ему потребовалось одно мгновение, чтобы выйти из этого оцепенения. Странно, но эта ситуация смутила обоих в одинаковой степени. Она молча подала ему отчет, стараясь не смотреть на него, потому что ей показалось, что он выглядел уязвимым, ей было немного неловко, что она стала свидетелем его уязвимости. Он поспешил удалиться с отчетом в руках. Она часто вспоминала этот его взгляд, больше он себе не позволял подобного. Но ей и этого хватило, чтобы понять, что она для него как ни крути Особенная…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.